Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

А что это вы тут делаете?..

Ева.



Тростинка, эфа, флейта, фея,
Коктейль корицы и соблазна,
Как вырваться, не цепенея,
Как наглядеться безопасно?

Когда лучом ты прядь откинешь,
Колено в облако уставив,
И Солнце из-за тучи вынешь
Смеющимися мне устами,

Когда мне ногти, не потрафив,
Вонзаешь в душу – не в запястье,
Сукровица моих царапин
Твоей красноречивей власти.

Когда в неведомой молитве
Сплетя, заламываешь пальцы -
Вдруг сердце пропускает ритм
Силками полонённым зайцем.

Твоя улыбка – как победа
Над скудостью и суесловьем
Прошёптанного мною бреда,
Моим признанием любовным.

Ты – укоризна в поцелуе,
Которым даришь неумело.
Корица и анис - как пули
От феи, флейты, эфы, Евы.
А что это вы тут делаете?..

Мажоры. (с)



Мы помним, что жизнь одна.
Её хлебаем полною ложкой,
Мы – дети власти. Под ней страна,
Распятая шлюхой на загаженном ложе.

Вам всем знакомы их образа.
Они глядят с экранов и днём и ночью.
И верноподданническая слеза
Подчас накатывает на влажные очи.

Росою ссут в них, не спеша,
И, чередуя кнут и пряник,
Развешивает вам по ушам
Лапшу - народа очередной избранник.

Мы – соль России, её высший свет.
Расклад и прикуп мы знаем с младенческих лет.
Мы – оккупационный правящий класс.
Кланяйтесь, бандерлоги! Молитесь на нас!

Припев:
Нам плевать на препоны, мы всегда – вне законов,
Наша жизнь – райский сад везде.
Падайте ниц, скоты,
С Богом – лишь мы на «ты»,
Не попадайся, быдло, на нашем пути.
Рабство – твой вечный удел!

Феррари, Бентли, Порше,
От роскоши нас тошнит уже
На спины ваши застывшие.
Мы – судьбою избранные, вы же – лишние!

Яхты, лайнеры, особняки –
Это наша обыденность, это наш стиль.
Мы заслужили его отцами,
Которые на галерах отчаянно

Гребут из России бабло,
Чтобы жилось нам не западло.
Нам дают ордена в двадцать лет
За услуги Отечеству, которого нет.

Наш дом – Лазурные берега,
Мы презираем Россию - гадкий засранный хлев,
Мы будем изредка приезжать,
Чтобы правнукам хватило с икрою на хлеб.

Припев:
Нам плевать на препоны, мы всегда – вне законов,
Наша жизнь – райский сад везде.
Падайте ниц, скоты,
С Богом – лишь мы на «ты»,
Не попадайся, быдло, на нашем пути.
Рабство – твой вечный удел!

А что это вы тут делаете?..

Не волки. (с)



Возродилась луна равнодушным и пасмурным богом,
Мы своею молитвой глаза ему на ночь откроем.
Пусть он проложит к себе золотую дорогу,
Вновь пробуждённый животным взывающим воем.
Мы грехи искупаем чужою дымящейся кровью.
На камнях, словно агнец, распятая жертвой страна.
Требухой освятили мы капище. На аналое –
Наш Телец Золотой, которому служим сполна.

Припев:
В нас совесть, как в стогу – иголка,
Запрятана в судеб обломках.
Мы не приемлем кривотолков.
Мы – власть. Не волки!

Чем нам гордиться, пытаясь забраться на небо:
Сотворены по подобию образа божия.
Мы отобрали у сирых достаточно хлеба,
Чтобы потомкам столетья хватило продолжить.
Не пощадим ни убогих, ни малых для счастья:
Выгрызем кости до сладкого пряного сусла.
Кровь превращаем в вино, а не воду, а пастырь –
Благословит нас на всё золотым Иисусом.

Припев:
В нас сердце, как игла Кащея,
Упрятано в обманах звонких.
Не врут друг другу только звери.
Мы – власть. Не волки!

Сверху, с холма, мановением шлём на погибель
В яростный бой своё стадо, надменно и строго,
С братьями драться за то, чтобы золото липло
К нашим ладоням, светящимся, словно у Бога.
Скоро сравняемся с ним, просияв позолотой,
Станем тучны, как Луны его образ бесплотный.
Вашими болями, страхами, смертью и рвотой
Мы никогда не насытимся. Ими - живём мы.

Припев:
Мы души дьяволу представим
Главой Иосифа на блюде,
Мы - Ироды на пьедесталах.
Мы – власть.
Не люди.

А что это вы тут делаете?..

Флибустьеры. (с)



Из тысячи причин, чтоб выйти в море,
Одна всегда честнее остальных.
Мы заливаем алчущее горе
Солёною водой морской волны.
У нас одно желанье: чтобы выжить.
Не признаём ни рангов, ни седин.
Не зря собрали всех воров и выжиг
Мы под Весёлым Роджером своим.

Припев:
Как глубина темна морская,
В ней зубы нежные акул
На небо души выпускают,
Тех, кто от встречи утонул.
Как будоражат пленниц стоны,
Разложенных на кабестан,
Когда мы чувства их затронем
Коль разрешит наш капитан.

Не зря скорлупки наши быстроходны:
Им убегать и догонять - в привычку,
Пусть часто наше ремесло бесплодно, -
Случается забрюхатеть добычей.
Жалеть нам некого: мы сами нежеланны
Ни королём, ни Богом с малолетства.
Не к нам они свои простёрли длани:
Один – к богатству, а другой – к кокетству.

Припев:
Как восхитительны причалы,
Клоак портовых, где сдаём
Добычу нашу, предвкушая,
Что за ночь мы её пропьём.
Как хороши за фартинг шлюхи,
Которым юбки задираем
На досках грязных и вонючих,
Едва швартовые зачалив.

Мы соразмерную себе имеем цену.
Погибших долю - делим всем по чину.
С капёрской грамотой – зовёмся флибустьеры,
Но губернатору мы платим десятину.
Завидев наши кутлассы и даги,
Враги дерутся с гневом обречённых:
Пощады никому не обещали
Песочные часы на флаге чёрном.

Припев:
Как утомительно похмелье
Наутро после драки пьяной.
Но тот из нас, кто похитрее –
Заначку отдал капитану.
Как надоедлив наш арматор,
Считая каждые полпенни.
Мы жизни перешли экватор,
Но до смерти – не поумнели.

А что это вы тут делаете?..

Музыка. (с)



Души моей похитив часть:
Легко, небрежно, -
Дала ей время заскучать,
Визитов между.
Как плед и кресло у огня,
Сама не рада,
Ты приручила вдруг меня,
К своей досаде…

Зачем вторжения твои –
Так неурочны:
Ведь есть же и другие дни
Для нашей ночи.
Моим попрёкам вопреки,
Ты восхотела
Писать на стёклах вензельки,
На запотелых.

In folio моей судьбы –
Ты летописец,
Чему не быть, кого забыть,
И что случится…
Твой росчерк на окне похож
На след от птицы.
Метёт ли снег, полощет дождь, -
Ты к ним стучишься,

Как будто заперта во мне,
И без надежды
Когда-то выбраться вовне
Такой, как прежде.
Так спрятал бы в сундук Кащей,
Увидеть чтобы
Сквозь узкую меж досок щель -
Твою особость.

Понять секреты волшебства,
Что неподвластны
Ни магии, ни колдовства
Ухваткам страстным,
И то, как тлеющий огонь
В моём камине
Кивал усердно головой,
Тебя завидев.

И то, как оседала пыль,
Лишь только двери
Распахивались, чтоб впустить,
В одно мгновенье
Тебя, летящую ко мне,
Срывая платье,
Чтоб тень двоилась на стене
Судьбы заплатой…

Разбужен нотами твоей
Волшебной скрипки,
В январь подснежник во дворе
Расцвёл улыбкой.
Как будто, наполняя сон
То мглой, то светом,
Ведёшь по сердцу мне смычком
Неразогретым…

Взлетали волосы волной,
И из-под чёлки,
Ты взглядом искоса - со мной
Сводила счёты.
Им подытоживая вдруг
Раздоры, распри,
Разлуки, споры, дерзость рук
И их опаску.

Но, как итог ни выводи –
Превышен дебет
Кредитами твоей любви
В моей постели.
И, в неоплаченном долгу,
За всё, что было,
Я про любовь опять солгу
Тебе − любимой.

А что это вы тут делаете?..

Ночной дозор. (с)



Когда идём – мы не чеканим шаг;
Стараемся, чтобы не спутать ногу.
Храним мы город от нежданных благ
Воров, пройдох, убийц и сутенёров.
Наш час – потёмки, наш маяк – луна.
Она всегда со всеми равнодушна.
Висит и спит над крышами одна,
Ничьи молитвы не желая слушать.

Припев:
Наши раны никому не видны в ночи,
Наши крики не должны разбудить.
И поэтому, сражаясь, мы всегда молчим,
Хоть не меньше вас – хотим жить.

Нам не впервые биться в темноте,
Коль факелы затопчут сапогами,
Потёки крови с закопчённых стен
Наутро будут смыты, но не нами.
Из кордегардии мы двинем налегке,
Колени преклонить перед амвоном,
Молиться за себя и отпевать всех тех,
Кто больше не пройдёт ночным дозором.

Припев:
Наши раны в свете дня видят все.
Но на сердце неприметны они.
Наконечниками старых ржавых стрел
Мы к погибшим ими пригвождены.


А что это вы тут делаете?..

Вальхалла. (с)



Смертный настал день.
(Для всех тех, кто в битве головой поникли)
Только не вышел Бог,
(Много мы грешили, знать – не заслужили).
Видно, не всех гостей
(Мы суконным рылом грядки не те рыли)
Он лично встретить смог.
(Занят был другими: кто поклоны били).
Клизмами купола
(В яркой позолоте, из крови и плоти)
Вперились в облака.
(Хмурые, как брови на челе соборном)
Что же на них плевать
(Мы теперь их выше, раз на ладан дышим)
Хочется свысока?
(Хочется, да нечем: нет слюны на ветер).

Припев:
Попрощались мы с тобой,
Перед боем под луной.
Обещала вечно ждать,
И молитвой охранять.

Нам умирать впервой.
(Я не видел пули, что меня задула)
Дышат в затылок мне
(Обдавая смрадом разложенья рядом)
Те, кто идут за мной
(Жаль, уже не в силах целовать любимых)
В копоти и огне.
(Только нету крыльев, впрочем – меньше пыли)
Кровь из разверстых ран
(Души кровоточат, как у смертных прочих)
Наш отмечает путь
(В рай нас вряд ли пустят: нет у душ капусты)
К мирным навек мирам
(Если нам не врали: войны там – едва ли).
Тех, кто успел уснуть.
(Кто тут разберётся – что здесь сном зовётся?)

Припев:
Ты недолго прождала,
Счастье новое нашла,
Но, когда ты смотришь вверх –
Смерть в глазах твоих навек.


А что это вы тут делаете?..

Псы войны. (с)



Есть время тишины,
Для нас оно – убыток,
Мы – пасынки войны,
Наёмники для битв.
Ландскнехты всем на зло,
В широкополых шляпах,
С разрезами камзол,
И с буфами до пяток.

Прехорус:
Берём мы города и замки без молитв,
Таранами круша дубовые ворота,
Нас пастор на разбой крестом благословил,
С условием, что мы отдарим после что-то.

Припев:
Завтра будет день, полный любви ко всем,
Брызнет вино ручьём из вспоротых бочонков,
Талеров золотых поставим на кон за тех,
Кто не успел ещё подолы задрать девчонкам.

Хохочет вороньё,
И кружит над метелью,
Из пепла и золы,
Что мёртвым мы постелим.
В оскалах черепов,
Расколотых мечами,
Мы видим, что любовь
Господня - снова с нами.

Прехорус:
Мы все в крови и зле, но нет греха на нас.
Кто грешен был и трус – лежит в грязи и пыли.
Вином не смыть мозги с изрубленных кирас,
Кто грудою костей – тем мы долги скостили.

Припев:
Завтра будет день, полный любви ко всем,
Город не зря отдан графом на разграбленье,
Кто не успел сбежать из сокрушённых стен –
Вряд ли опять отпразднует день рожденья.

А что это вы тут делаете?..

Леди любви. (с)



Стояли леди
На остановке
Скрестивши ноги буквою «икс».
Курили леди
Без остановки,
Кидая взгляды
Из-под ресниц.
Ресницы были
Наклеены плохо,
Они сползали на левый глаз.
И чёрной туши
Текли потёки
По макияжу
И за корсаж.

Припев:
Моя чудесная леди,
Включи своё волшебство.
Твой труд нелёгок и вреден:
Быть комильфо на все сто.
Ночною феей под гримом
Предстать не каждой дано.
Те, кто не любит – идите мимо!
А я люблю вас давно.

Кричали леди,
О чём-то ссорясь,
В пылу настаивая на своём.
Кричали леди,
И слово «совесть»
Не моветоном
Звучало в нём.
Пусть лёг парик
На правое ухо,
И пусть сквозь пудру
Морщины видны.
Любя, друг другу
Пусть дарят плюхи
Бордельной труппы
Актрисы любви.

Припев:
Рука откинута нервно,
Дымится тонкий бычок.
В опасном шаге от скверны
Прохожих наперечёт.
Струится дым фимиамом
Богине платной любви.
Мы очаруемся вами, дамы.
Но сколько нам нужно пить?

Вы – не такие,
Да, вы – иные,
Вы не прикидываетесь, ложась,
Что вами движет
Любовь к России,
И жажда ей
Детей нарожать.
Вы – не монашки,
Но вы – святые.
Вы дарите ночи
Своё тепло.
И тот, кому
Одиночество страшно,
Придёт к вам точно,
И стукнет в окно.

Припев:
Вы помиритесь, обнявшись,
Прижав друг к другу щеку.
Вы не одни – потеряшки,
Вы не одни начеку.
Пройдёт нелёгкое время,
И каждый, кто вас любил –
Прозреет, вдруг узнав, во что верил,
В тени ваших нежных крыл.

А что это вы тут делаете?..

Молот ведьм. (с)



Ты зеленоокой,
Рыжая, цвела,
Взгляд свой с поволокой
Как весну, несла.
Ты дарила счастьем
Всех, кто рядом жил.
И святей причастья
Поцелуй нам был.
Мы детьми расстались.
В дальний монастырь
Ордена отправил
Пастырь, что учил.
И обрёл я веру,
И обрёл я стих,
Чтобы выжечь скверну
Из овец моих.

Припев:
Мы едины в Боге
Счастья и любви.
В дальнюю дорогу
Ты благословил.
Где моё спасенье
В веренице дней.
Если есть мгновенье,
Что веков сильней.

Дай мне воли,
Дай мне силы.
Дай мне боли
Ад отринуть.

Я трудился, грешный,
И возвышен стал
Папою святейшим
В кардинальский сан.
Мантией пурпурной
Ереси на страх.
Красною биреттой
О шести крестах.
В высшем трибунале
Я караю тьму
Я – Dominis canis.
Верный пёс ему.
Был до той минуты,
Был до той поры,
Как тебя разутой
В трибунал ввели.

Припев:
Мы едины в Боге
Счастья и любви.
В дальнюю дорогу
Ты благословил.
Где твоё участье
Где твоя слеза,
Если вера часто
Свирепее зла.

Взяли по навету
Трусов и лжецов.
Но не постарело
Гордое лицо.
Пламенем объято
Огненных волос,
Грязных и косматых...
Не один допрос
Не принёс признанья
В ереси твоей
Но колдуньей знали
Все среди людей.
Ты слыла знахаркой,
Ты снимала боль.
И геенной жаркой
Ждёт тебя огонь.

Припев:
Мы едины в Боге
Счастья и любви.
В дальнюю дорогу
Ты благословил.
Подпись не отсрочит
Вечного огня.
Дай мне силы, Отче -
Прокляни меня.