Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

А что это вы тут делаете?..

Маргарита



Ты – сон, навязанный столетьем
Невзгод, разладиц, небылиц, -
Исподнее тоскливых сплетен
Развеявший порывом ветер,
Как вспыхнувший за полночь блиц.

Ты – что шептала мне в ладони
Все тайны мудрости и лжи,
Меня спасая от погони
Наветов, козней и агоний:
Всего, чем я до встречи жил.

Ты, что свята в своей гордыне,
Ломая жёлтые цветы,
На причащение отныне
По лепестку, по стеблю – мы не
Успеем навести мосты.

Ты на коленях и в изножье,
Так снизу смотришь сверху вниз,
Что я тобой рукоположен
В нелепый сан меча без ножен,
Первосвященника - без риз.

Ты – всё, чего я недостоин.
Ни ласк, ни сердца, ни молитв,
Горячечного славословья,
Что глупые зовут любовью,
Когда лишь ревность говорит.

Ты и за краем – грань из граней,
И, спотыкаясь в полумгле,
Бреду, твоей рукою званный,
В безгрешную юдоль желаний.
Но с поцелуем на челе.
А что это вы тут делаете?..

Муза. (с)



На все года наперечёт -
Твои измены.
Я им веду подробный счёт
Пером несмелым.
Явленья вдруг, уход за миг,
Убив желанье
Оставить сердце на помин
Воспоминаньям.

Когда, рассеянно войдя,
Ты втихомолку
Перебираешь мысли, в ряд
Кладя на полки.
И те, чей выношен итог
За жизни зиму –
Выбрасываешь за порог,
В утиль, в корзину.

И, очи вознеся горе,
Вполоборота,
Ты обращаешься ко мне,
Задумав что-то.
Ехидства в голос напустив,
Кивая тени,
Сплетаешь руки на груди,
В знак отторженья.

И каблуком, как мне в висок, -
В полы, к соседям, -
Вколачиваешь каждый слог
Своих обеден.
Как ментор строгий, ты ведёшь
Прозрачным пальцем
За тем, что будто бы даёшь,
С ленцы развальцей.

Перечисляя, как завет,
Мои ошибки,
Невзгоды, тяжбы, столько лет
Метаний бывших.
И то, что, дескать, одарён,
Да только слишком,
И был бы я в тебя влюблён –
Иначе б вышло...

Вдруг не на шутку распалясь,
В обидах мелких –
Бить начинаешь, не смеясь,
Мои тарелки...
Струной под лаской задрожав,
Наотмашь плача,
Ты воспылаешь на дрожжах
Не сданной сдачи.

...А после, кошкою ластясь,
С моих коленей
Чуть свет - ты встанешь, помолясь
О сокровенном.
И, чутко глядя мне в глаза,
Шепнёшь устало:
- Скажи, ну чем меня ты взял?
И я - отстану…


А что это вы тут делаете?..

Вдохновение. (с)



Бумаги снег – как смерть моим мечтам.
Зависит от меня, каким он будет.
Бесчестным отражением зеркал
Творение моё он выдаст людям.

Новорождённое, распеленав - на суд,
Добро бы беспристрастный, бога ради!
Рассматривают, охают, трясут,
И пробуют на зуб и ощупь, б***…

Помарка - здесь, тут - рифма не срослась,
Размер не соответствует моменту,
И строчка выбилась, и в окончаньях грязь...
Но где довольных мне сыскать клиентов?

В объятьях полночи, все мысли истощив,
Отпаиваю чаем Вдохновенье,
Которое навязчивый мотив
Мычит, к моим прильнувшее коленям.

И, снизу глядя, скорбное, как суть,
Придушивая стих мой пуповиной,
Мне молвит тихо: - Ты не обессудь,
Но я сегодня отойду с повинной…

А что это вы тут делаете?..

Слово. (с)



Размер – я твой раб! И у Рифмы в кармане
Мне некуда деться от самообмана,
Что воля – таланту сестра и попутчица,
Что строки простором наполнить получится,
И ветер ворвётся в оконные рамы.

О, Случай! О, ваше величество Случай:
Когда б ты помог, не придумал бы лучше:
Свободно, одним вдохновением, вдруг
Бумаге отплакаться разом, не вслух,
Заикою - мысли напрасно не мучая.

А Счастье? Да где оно видано, если
Усевшись на жизни надёжном насесте, -
Не в силах мгновенье связать изволеньем
Не двигаться. Как ни прекрасны творенья,-
Ни разу никто не сподобился слезть к ним!

И Чудо. Оно незаметно, неслышно,
За правым плечом у нас ангелом дышит,
И смотрит, и ждёт, и надеется вечно,
Что станем когда-нибудь очеловечены
Беспечностью, как откровением высшим…

Но Разум – злой сторож решёток, запоров,
Заборов, оград и засовов, в которых
Заковано Слово – и нужно привычку
Забыть, чтобы сердцу приладить отмычку
К душе, самого себя делаясь вором…

Но найдено Слово. И вызволен Бог.
За дверью, закутавшись в тогу до ног,
Не веря истоме восторга,
Глядит, равнодушная к торгу,
История через порог.

А что это вы тут делаете?..

Про комара Дениса. (с)



«За что мы хвалим день?» - подумал так Денис,
Который головою вниз на лепестке повис.
Хотелось жутко спать ему, отсутствовала логика:
Вчера он принял две по пять у бомжа-алкоголика.
Затем, вдруг в эйфорию впав, в ночной метнулся клуб,
И, фейс-контроль там миновав, уселся между труб
Каких-то странных фонарей. Соображал едва,
(К тому же, после двух по пять – кружилась голова).

Гремела музыка. Тряслись и дробились огни,
И выбрать донора сперва вдруг стало затрудни-
Тельно – но гордость комара подвигла на дела.
И он, собрав себя в кулак, спикировал на плешь
Танцующего, двух девах обнявшего меж плеч-
Ей, и кровь была нежданно хороша…
И захотелось танцевать, и прыгнула душа
Куда-то к богу, что живёт щедротами болот,
И по желанию сосёт, и пьёт невпроворот…

Не знал Денис: вот только что он засосал на грудь
Амфетаминов молей сто, и герыча чуть-чуть.
И тут Дениса понесло. Забыв про свой удел,
За ночь перекусал весь клуб, - как только он сумел?..
И, приняв образом таким невиданную смесь -
Он впал в депрессию, затем – в решительную спесь.
И начал собирать с людей, презревши канитель, –
Не апробировав нигде – невиданный коктейль.

Кусая этих вот и тех, он сразу добавлял
В их кровь такой ингридиент, что сроду не гулял!
(Молчу про подвиги его, желая не смущать
Среди читателей моих – старушек и внучат.
Скажу лишь только, что рассвет стыдливо прянул ниц,
Узрев распотрошённый зал, в котором пил Денис).
А утром отошёл кумар. И подошёл отход.
И выход не нашёл комар, и вышел через вход...

Слепили жаркие лучи, хотелось волком выть.
Хотелось алгебру учить, но не хотелось жить…
И, отходя на лепестке, подумал так Денис:
«Правы все те, кто говорят: чужого - не бери.
Я больше не ходок в вертеп, и стану по ночам
Лишь дачным бабкам в гамаках любезно докучать!»

А что это вы тут делаете?..

Природа. (с)



Похолодало. В октябре
Тепла досталось – кот наплакал,
Но снега выпало за день -
Хоть загребай его лопатой.
И призраками по утрам
Встают деревья в скользкой корке,
И листья просят об уборке,
Чтоб не достаться холодам.

И жмутся к зданиям всерьёз,
Подальше от проезжей части,
Прохожие, кляня ненастье,
Все в брызгах грязных от колёс.
Так хмуры и настороже,
Как будто, ожидая чуда,
Вообще отчаялись уже,
Что чуду сопричастны будут.

За что вся эта благодать:
Озноб, и кашель, и простуда,
Когда им время - приступать
К вышеозначенному чуду?
Зачем покрасилась листва,
В тоски оттенок жёлто-рыжий?
И плачется о чём молва
На головы нам льющим крышам?

Как будто каждою весной
Природа мир с начала лепит,
Но осенью ему «постой»
Кричит, прознавши тьму нелепиц.
И, тряпку взявши низких туч,
С лица земли смывает вздорно,
Как удаляет грим и тушь
В кулисы выйдя, примадонна.

Без макияжа – всем видней
Её растяжки и морщины,
И складки дряблых площадей,
И потускневших глаз витрины.
Но даже потуг фонарей
Сиять, подобно бриллиантам,
В ушах и скверов и аллей -
Не в силах всё вернуть обратно.

И, видя это в зеркалах,
На стуле в крохотной гримёрке
Она сникает. И замах
Становится совсем уж робким.
И, только пудрой заметя
Замеченные недостатки –
Она внезапно, как дитя,
Рыданьям предаётся сладким.

А после, став к себе строга,
Черкает богу заявленье,
Что на порог её нога
Не ступит вплоть до заговенья.
Что, дескать, выстрадан покой,
Что не справляется с ролями,
И март разлился, сам не свой,
И август сушью шепелявил...

И, исписав так пол-листа,
Но не додумав эпилога,
Как непреклонности сестра -
Спешит уволиться у бога.
К нему в приёмную вскочив,
Она на стол его ломберный
Бросает, распалясь, ключи
От мира, как от костюмерной.

Но бог, всезнаньем умудрён,
Не удивлён потерей веры.
И, обаятелен сверх меры,
Её разубеждает он.
Мол, покидать нас – не резон,
Недавно начата карьера,
И в следующий за тем сезон
Лишь ей доверит он премьеру...

И, та, оттаяв от речей,
Похвал, и ласк, и комплиментов –
У бога плачет на плече,
Воспользовавшись сим моментом.
И, рвя бумагу на клоки,
Как лёд вскрывает ледоходом –
Она с неведомой строки
Решается пойти походом.

Опять расставлены: духи,
И тушь, и тени, и румяна...
На веки томные штрихи –
И вновь Весной предстанешь рьяной!..

Осталось роль лишь так сыграть,
Чтоб вдохновением момента
У мира вновь грозу сорвать
Оваций, слёз, аплодисментов…
А что это вы тут делаете?..

Гость. (с)



В воскресенье, спозаранку, прошмыгнувши мимо ставен,
Луч нечаянным подарком полумрак нарушил спальни.
Задержавшись на комоде, сообщил, что туч ненастных,
По обещанной погоде - нам придётся подождать.

Приунывший в одночасье, заглянул в трюмо, воочью
Убедившись, что не светит восхищенья благодать:
Слишком тих и неприметен, будто шлялся где-то ночью,
И теперь ему причастья - днём с собой не увидать.

То ль играл с луною в карты, то ль курил чужую трубку,
Или, может, людям, на спор, светляков пускал в глаза.
Или, ночи неподсуден, проникал тебе под юбки:
Ведь желала ты подспудно им тесёмки развязать.

Жёг ли он тебя лучиной, к вожделению причастен,
До истомы, что напастью, губы в стоне закусив,
Заставляет стать мужчину вспышкой огненного счастья
В темноте кромешной страсти, у любовницы в горсти?..

Перебрался на подушку, повыглядывал из уха,
Хной и басмою покрасил перепутанную прядь,
И, пощекотавши щёку, ускользнул от оплеухи,
Обессиленной подруги сон прервавши вдругорядь.

Задержался на трельяже, сам себе покорчив рожи,
Позаимствовал понюшку заискрившихся духов,
Обратив хрусталь витражем, будто бриллиантом ложным,
Из флакона - воссиявший отпущением грехов.

А затем, минут не тратя, - и секунд не тратя тоже,
Он запрятался в буфете и, пошарив чуть, затих.
Шебуршал сухой баранкой, словно мыши злой - заложник,
И бродил там, не тревожа никого из нас двоих.

Только веки опустили, только сон поймал нас в сети:
Ты едва ко мне прильнула, руку сверху опустив -
Расчихавшийся от пыли, как наушница – от сплетен,
Разъярённый - вылез, светел, намереньем полон мстить.

Мигом бросился к иконе над погашенной лампадкой,
Озарив нам облик строгий, на прощения не падкий.
И остался там, болезный, как укор навечный трезвый,
Заверением, что наших - век грехов не замолить.

Тут, из дрёмы злой восставши, распахнул я шторы, ставни,
Затопив слепую спальню водопадами огня.
Где ты, луч, во тьме уставший, из пределов самых дальних,
От забвения нас спасший? Мы в твоей исповедальне
Завтра поутру предстанем, обещанье прикарманив
Ждать. И помнить про меня.

А что это вы тут делаете?..

Для участия в конкурсе нужна помощь.



Для участия в конкурсе Поэт года: http://www.poetgoda.ru/, поскольку там выставили вот такие условия: "Вы можете заказать любое количество страниц для публикации своих произведений. Стоимость одной страницы – 1000 рублей (во всём тираже альманаха). На одной странице может быть размещено не более 35 строк (на первой странице – не более 25 строк), а в каждой строке – до 50 символов, включая пробелы и знаки препинания", требуется материальная помощь, порядка 30 000 руб, которые мне изыскать сейчас затруднительно.
Прошу тех, кто считает, что мои стихи достойны участия в конкурсе, выслать, кто чем богат, на Яндекс-деньги, № кошелька: 410012406764294.
Или - просто нажать на кнопку и внести 200 руб.
Буду весьма благодарен.

Кстати: принимаю заказы на песни и стихи. Любой размер, тема и сюжет. От 2000 руб.: меньше не могу, я много вкладываю в них. Пишите сюда или в личку.




А что это вы тут делаете?..

Дебют. (с)



От переярка на тропе
Не много толку:
Он до охоты не доспел,
Нахальный, звонкий.
Пусть чутко по следу идёт,
Задрав полено,
Но крови он ещё не ждёт,
Как вдохновенья.

Пока добыча – лишь игра:
Резвясь, бросаться
На вылетевших, как стрела
Оленей царских.
И не страшит набат копыт,
Рогов навилья,
Когда обложенный, хрипит
Марал, завидев
Круги сужающих волков
На перекрёстке
Промеж спасительных дорог
В лещине хлёсткой.

И припадает передком,
Нацелясь сверху
Ударить первого, потом –
Швырнуть на ветви…
К подбрюшью бросится вожак,
Успевший насмерть
Оскалившейся, всей в ножах,
Вцепиться пастью.
И вырвет пах, и отнырнёт,
Чтоб не задело.
И вспыхнет лакомая кровь
Огнём на белом.

Олень, ещё не ощутив
Внезапной боли –
Рога до снега опустив,
С судьбою спорит.
И, развернувшись на дыбах,
Тараном сверху,
Обрушивает вдруг рога
На маломерку.

Мелькнул марала куцый хвост –
И переярка
Как будто вихрь в кусты отнёс
Метелью жаркой.
И, с головой влетев в замёт,
Скулит негромко
Попавший в первый переплёт -
Матёрым волкам…

А после, сыто семеня,
С парным в желудке –
Рычит беззлобно: ведь семья
Достала шуткой.

А что это вы тут делаете?..

Золушка. (с)



Куранты - грянули! Спеша,
Роняя туфлю на ступенях,
Летишь, всполошено дыша,
К передней, проклиная время.

Ему ты отдана в залог,
И, если уговор нарушен, –
Ни просьбам, ни мольбам назло
Оно не в настроенье слушать.

Сомкнутся стрелки на часах,
И чуда кончится всевластье:
Тисками, всем мечтам на страх,
Реальность вцепится в запястья.

В мгновенье сменится атлас
Лохмотьями из грубой саржи,
Туфля – на сабо без прикрас,
Венец – на капор в вечной саже.

В ворота – шасть, – а там карета,
Аж в шесть мышей запряжена,
Осталась тыквой ждать рассвета,
Форейтором обделена.

Тебе же выпало, глотая
Колючий воздух со слезой,
Босою пяткою хромая,
Пешком плестись в пыли домой.

А утром – пряник лишь один:
Что магия не сгинет в полночь;
И тыква, что несешь в овин,
Вдруг о случившемся напомнит:

О вальсе, бешено-искристом,
И кавалерах у руки,
И сказке, что честнее истин,
Отчаянию вопреки:

Все вихрем поднятые ронды,
И зависть глаз, и шёпот тех,
Кто всю бы душу чёрту отдал,
Чтоб заиметь такой успех.

И бой курантов, еле слышим,
В валторнах грохоте и туб,
И ты бежишь, и ты в одышке,
Всего лишь миг – и где ты, друг?

Лишь крыс рыданье на запятках,
Запутавшихся в снопе лент,
И плащ, мороженым запятнан,
И скомканный входной билет...

Но – кончено. Тоска, и снова
Внимать всю эту дребедень
О грязи вымытого пола,
Печи, не чищенной за день.

О сёстрах, что всех лилий краше,
О папеньке, что вечно пьян,
И о соседках, что судачат:
Какой же в Золушке изъян?..

Но ты горда. И за порогом,
Присев на ветхое крыльцо,
Ты снова видишь Принца – Богом,
А короля – своим отцом.

Лишь луч скользнёт по сковородкам,
В их отблеске – тебе одной
Заметен чуда призрак робкий
Обыденности за спиной.

И веришь ты, и сумрак манишь,
Лишь стихнет суета в делах:
Мир покачнётся вновь на грани
Меж чудом и понятным нам.

И фея явится, и снова,
От предвкушенья - чуть дыша,
Правопреемница престола –
Аллюр скомандует мышам.

И будет бал наградой вере,
И ставший на колено Принц,
И туфелька, что он примерит,
И сотни изумлённых лиц,
Слеза из сомкнутых ресниц,
Дворца распахнутые двери…

И колокола звон к обедне,
Прервавший сказочные бредни
Сомлевших на крыльце девиц...